Местная православная религиозная организация
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Местная православная религиозная организация
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:

Благоукрашали как могли

Сейчас настало такое время, когда люди, имеющие средства, могут себе позволить строить новые храмы. С одним из них, построившему храм в Испании, где, по его словам, не было ни одного православного храма, я познакомилась, зовут его Александром. Он подарил тому храму икону. А две огромные чудотворные иконы, образ «Казанской» и образ «Иверской» Божией Матери, которые он нашел в частных коллекциях, подарил своему любимому городу Белгороду. Они сейчас красуются в часовне святого равноапостольного князя Владимира на главной площади города — Соборной. Каждый может к ним приложиться и получить просимое по вере своей. Наш земляк, Александр, которым мы гордимся, имеет возможность так служить Богу, но были, наверное, и сейчас есть у нас, на Белгородской земле люди, которые, не имея никаких финансовых ресурсов, а только любовь к Богу, строили храмы и украшали их как могли. О таких людях брате и сестре Красниковых, из деревни Дурово- Бобрик, Курской области, рассказала мне наша сестра милосердия Любовь Тихонюк. Захотелось самой побывать в том храме, поклониться подвижникам нашей веры, которых, к сожалению, уже нет на этом свете.

Отправились мы рано утром, как говорят в деревне еще «до петухов». Долго плутали в темноте по проселочным дорогам и, наконец, остановились у заветного Вознесенского храма, основанного в 1825 году. Он сложен из красного кирпича, с большой любовью. На окошках колокольни деревянные занавесочки, а ниже, перед входом солнышко из камня, раскрашенное красной краской. Рассказывают, что инокиня Анастасия Красникова, которая вместе с братом восстанавливала храм, будучи уже в преклонном возрасте, привязывала себя веревками и сама поднималась по отвесным стенам, покрывая храм красками. Ограда у храма тоже уникальна, сваренная из запчастей от косилки. Стоит храм в живописном месте на берегу озера.

С правой стороны от входа в храм, могилка инокини Анастасии (Красниковой), где горит лампадка. Родилась она 23 апреля 1930 года, а умерла 10 апреля 2016, в 86 летнем возрасте. Сама она не смогла бы осилить работу по содержанию храма, ей помогал ее брат, который был отличным сварщиком. В этом мы убедились, когда вошли в храм и увидели, что многое сделано его руками. На столе, где пишут требы, стояла гильза от тяжелого 150 мл. артиллерийского снаряда, с приваренными ручками и крестом наверху и с крышкой, в щель которой, можно бросать пожертвования на храм. Идем дальше и видим подсвечники, которые стоят на развальцованных бидонах для молока, а стойками стали металлические кубки, приваренные один к другому, проходящие через металлическую сухарницу, такие раньше употребляли для сухарей, а теперь туда можно класть свечи. Вся конструкция проходит через большую крышку от кастрюли, по периметру которой были наварены гильзы от карабина, куда вставлялись свечи. Завершалась эта конструкция, частью от половника, туда ставилась лампадка. Все было из нержавеющей стали и выглядело необычно и красиво. Таких подсвечников, сделанных с любовью и великим мастерством, было много по всему храму. В храме два придела: Воскресения Господня и Василия Великого. Иконостас — граница между видимым и невидимым, был деревянным, покрашен голубой краской. На нем висели большие иконы, а между ними маленькие иконки. Это было так необычно, напоминало домашний иконостас, как будто пришла в гости к своей бабушке, стало на душе тепло и спокойно. Но самым настоящим шедевром было паникадило. Вручную оно опускалось через систему блоков, в деревянные подсвечники наливалось масло, и зажигались свечи.

Когда мы вошли в храм, батюшка Ипполит, принимал исповеди. Работница храма рассказала, что он духовный сын отца Ипполита из Рыльска. Он сам его постриг и дал свое имя. А мне вспомнилось, что на дорогу к храму нас вывел как раз тот самый батюшка Ипполит Рыльский, которому мы молились, а встретил нас его духовный сын, отец Ипполит, как же это славно!

К этому времени солнышко заиграло в окнах храма и стало хорошо и просто, как дома. Началась служба. Помогали батюшке две монашенки своим пением. При храме есть скит-подворье. Когда по благословению батюшки, обратилась к матушке Ангелине, и представилась от сестричества, она с радостью воскликнула: «А мы за вас молимся!» и пообещала прислать материалы по истории храма.
Батюшка вел службу необыкновенно проникновенно. Чувствовалось его огромное желание донести до нас каждое слово. До начала литургии батюшка встал возле иконы «Достойно есть», которая справа от алтаря, взял в руки лампадку, висевшую у иконы, и стал помазывать всех нас маслицем. Потом узнала у прислужницы, что в далекое советское время, эта чудотворная икона мироточила. Приехав домой прочитала про эту икону такие сведения.

Случилось это на Афоне, в одном монастыре с одним учеником старца. Когда старец ушел на всенощную службу, ученик остался в келье. При наступлении ночи он услышал стук в дверь и, отворив, увидел незнакомого инока, которого принял с почтительностью. Наступило время всенощной службы, и они оба начали петь перед иконою древнюю песнь: «Честнейшую херувим и славнейшую серафим…» Но дивный гость сказал: «У нас так не величают Божию Матерь. Мы поем прежде: «Достойно есть яко во истину блажите Тя Богородицу, присноблаженную и пренепорочную и Матерь Бога нашего» — и после этой уже песни прибавляем: «Честнейшую херувим и славнейшую серафим». Молодой инок умилился до слез и стал просить гостя написать ее, чтоб и он научился таким же образом величать Богородицу. Но в келье не оказалось ни чернил, ни бумаги.

Тогда гость сказал: «Так я напишу тебе для памяти эту песнь вот на этом камне, а ты заучи ее, и сам так пой, и всех христиан научи, чтоб так славословили Пресвятую Богородицу». Камень, как воск, умягчался под рукою дивного гостя, и глубоко врезывались слова. Начертав на камне эту песнь, гость подал его послушнику и, назвав себя Гавриилом, мгновенно стал невидимым. Всю ночь провел послушник в славословии перед иконою Богородицы и к утру пел эту божественную песнь наизусть. Старец, возвратясь, застал его поющим новую чудную песнь. Послушник показал ему каменную плиту и рассказал все, как было. Старец объявил о том собору святогорцев, и все, едиными устами и единым сердцем, прославили Господа и Матерь Божию и воспели новую песнь.

С тех пор Церковь воспевает архангельскую песнь «Достойно есть», а икона, пред которою она была воспета архангелом, перенесена в Карейский афонский собор, а та, которая в Воскресенском храме является списком, то есть копией. Здесь впервые узнала, что после слов «Честнейшую херувим и славнейшую серафим» нужно обязательно креститься. Плита с начертанною архангелом песнью доставлена была в Константинополь в царствование Василия и Константина, сыновей Романа — младшего. Келья и поныне известна на Афоне под именем «Достойно есть».

Вернемся с Афона в наш рукотворный храм. Возле столика для написания треб, на стене висело объявление: «Принимаются требы на Параклис (молебное пение) перед иконой Божией Матери «Достойно есть» (о здравии).
Потом была Панихида и молебен, после которого нас пригласили в трапезную, где угощали горячим супом, гречневой кашей и сладким чаем с пирогами. Батюшка продолжал службу – крестил младенца, а мы стали собираться в обратный путь.

Когда батюшка Ипполит читал проповедь, он сказал о наступающем времени Великого Поста, что всем нужно помнить: «Пост, это и глаза, и уши, и рот, а не только пища. Думайте!». А еще говорил, что нужно как можно больше молиться. Пусть двумя словами: «Господи, помилуй!», но молиться. И тогда будем спасены. И мы всю дорогу домой молились и вспоминали, в каком чудесном месте побывали, и как хорошо было бы приехать туда летом. Дай этого, Господи!

По дороге домой, сидящая рядом со мной Людмила, рассказала, как ей недавно помог почивший батюшка Ипполит Рыльский. Когда ей сообщили, что на Украине умер на зоне ее двоюродный брат, она взяла фотографию батюшки и слезно попросила: «Батюшка, помоги, кроме тебя некому!» и поехала. Прошла благополучно таможню, оформила все справки для погребения, купила брату одежду, организовала отпевание и похороны, успев все за один день. Чудо чудесное! Слава Богу за все и батюшке за его молитвы!

Сестра милосердия Язучиева Валентина Семеновна Сейчас настало такое время, когда люди, имеющие средства, могут себе позволить строить новые храмы. С одним из них, построившему храм в Испании, где, по его словам, не было ни одного православного храма, я познакомилась, зовут его Александром. Он подарил тому храму икону. А две огромные чудотворные иконы, образ «Казанской» и образ «Иверской» Божией Матери, которые он нашел в частных коллекциях, подарил своему любимому городу Белгороду. Они сейчас красуются в часовне святого равноапостольного князя Владимира на главной площади города — Соборной. Каждый может к ним приложиться и получить просимое по вере своей. Наш земляк, Александр, которым мы гордимся, имеет возможность так служить Богу, но были, наверное, и сейчас есть у нас, на Белгородской земле люди, которые, не имея никаких финансовых ресурсов, а только любовь к Богу, строили храмы и украшали их как могли. О таких людях брате и сестре Красниковых, из деревни Дурово- Бобрик, Курской области, рассказала мне наша сестра милосердия Любовь Тихонюк. Захотелось самой побывать в том храме, поклониться подвижникам нашей веры, которых, к сожалению, уже нет на этом свете.

Отправились мы рано утром, как говорят в деревне еще «до петухов». Долго плутали в темноте по проселочным дорогам и, наконец, остановились у заветного Вознесенского храма, основанного в 1825 году. Он сложен из красного кирпича, с большой любовью. На окошках колокольни деревянные занавесочки, а ниже, перед входом солнышко из камня, раскрашенное красной краской. Рассказывают, что инокиня Анастасия Красникова, которая вместе с братом восстанавливала храм, будучи уже в преклонном возрасте, привязывала себя веревками и сама поднималась по отвесным стенам, покрывая храм красками. Ограда у храма тоже уникальна, сваренная из запчастей от косилки. Стоит храм в живописном месте на берегу озера.

С правой стороны от входа в храм, могилка инокини Анастасии (Красниковой), где горит лампадка. Родилась она 23 апреля 1930 года, а умерла 10 апреля 2016, в 86 летнем возрасте. Сама она не смогла бы осилить работу по содержанию храма, ей помогал ее брат, который был отличным сварщиком. В этом мы убедились, когда вошли в храм и увидели, что многое сделано его руками. На столе, где пишут требы, стояла гильза от тяжелого 150 мл. артиллерийского снаряда, с приваренными ручками и крестом наверху и с крышкой, в щель которой, можно бросать пожертвования на храм. Идем дальше и видим подсвечники, которые стоят на развальцованных бидонах для молока, а стойками стали металлические кубки, приваренные один к другому, проходящие через металлическую сухарницу, такие раньше употребляли для сухарей, а теперь туда можно класть свечи. Вся конструкция проходит через большую крышку от кастрюли, по периметру которой были наварены гильзы от карабина, куда вставлялись свечи. Завершалась эта конструкция, частью от половника, туда ставилась лампадка. Все было из нержавеющей стали и выглядело необычно и красиво. Таких подсвечников, сделанных с любовью и великим мастерством, было много по всему храму. В храме два придела: Воскресения Господня и Василия Великого. Иконостас — граница между видимым и невидимым, был деревянным, покрашен голубой краской. На нем висели большие иконы, а между ними маленькие иконки. Это было так необычно, напоминало домашний иконостас, как будто пришла в гости к своей бабушке, стало на душе тепло и спокойно. Но самым настоящим шедевром было паникадило. Вручную оно опускалось через систему блоков, в деревянные подсвечники наливалось масло, и зажигались свечи.

Когда мы вошли в храм, батюшка Ипполит, принимал исповеди. Работница храма рассказала, что он духовный сын отца Ипполита из Рыльска. Он сам его постриг и дал свое имя. А мне вспомнилось, что на дорогу к храму нас вывел как раз тот самый батюшка Ипполит Рыльский, которому мы молились, а встретил нас его духовный сын, отец Ипполит, как же это славно!

К этому времени солнышко заиграло в окнах храма и стало хорошо и просто, как дома. Началась служба. Помогали батюшке две монашенки своим пением. При храме есть скит-подворье. Когда по благословению батюшки, обратилась к матушке Ангелине, и представилась от сестричества, она с радостью воскликнула: «А мы за вас молимся!» и пообещала прислать материалы по истории храма.
Батюшка вел службу необыкновенно проникновенно. Чувствовалось его огромное желание донести до нас каждое слово. До начала литургии батюшка встал возле иконы «Достойно есть», которая справа от алтаря, взял в руки лампадку, висевшую у иконы, и стал помазывать всех нас маслицем. Потом узнала у прислужницы, что в далекое советское время, эта чудотворная икона мироточила. Приехав домой прочитала про эту икону такие сведения.

Случилось это на Афоне, в одном монастыре с одним учеником старца. Когда старец ушел на всенощную службу, ученик остался в келье. При наступлении ночи он услышал стук в дверь и, отворив, увидел незнакомого инока, которого принял с почтительностью. Наступило время всенощной службы, и они оба начали петь перед иконою древнюю песнь: «Честнейшую херувим и славнейшую серафим…» Но дивный гость сказал: «У нас так не величают Божию Матерь. Мы поем прежде: «Достойно есть яко во истину блажите Тя Богородицу, присноблаженную и пренепорочную и Матерь Бога нашего» — и после этой уже песни прибавляем: «Честнейшую херувим и славнейшую серафим». Молодой инок умилился до слез и стал просить гостя написать ее, чтоб и он научился таким же образом величать Богородицу. Но в келье не оказалось ни чернил, ни бумаги.

Тогда гость сказал: «Так я напишу тебе для памяти эту песнь вот на этом камне, а ты заучи ее, и сам так пой, и всех христиан научи, чтоб так славословили Пресвятую Богородицу». Камень, как воск, умягчался под рукою дивного гостя, и глубоко врезывались слова. Начертав на камне эту песнь, гость подал его послушнику и, назвав себя Гавриилом, мгновенно стал невидимым. Всю ночь провел послушник в славословии перед иконою Богородицы и к утру пел эту божественную песнь наизусть. Старец, возвратясь, застал его поющим новую чудную песнь. Послушник показал ему каменную плиту и рассказал все, как было. Старец объявил о том собору святогорцев, и все, едиными устами и единым сердцем, прославили Господа и Матерь Божию и воспели новую песнь.

С тех пор Церковь воспевает архангельскую песнь «Достойно есть», а икона, пред которою она была воспета архангелом, перенесена в Карейский афонский собор, а та, которая в Воскресенском храме является списком, то есть копией. Здесь впервые узнала, что после слов «Честнейшую херувим и славнейшую серафим» нужно обязательно креститься. Плита с начертанною архангелом песнью доставлена была в Константинополь в царствование Василия и Константина, сыновей Романа — младшего. Келья и поныне известна на Афоне под именем «Достойно есть».

Вернемся с Афона в наш рукотворный храм. Возле столика для написания треб, на стене висело объявление: «Принимаются требы на Параклис (молебное пение) перед иконой Божией Матери «Достойно есть» (о здравии).
Потом была Панихида и молебен, после которого нас пригласили в трапезную, где угощали горячим супом, гречневой кашей и сладким чаем с пирогами. Батюшка продолжал службу – крестил младенца, а мы стали собираться в обратный путь.

Когда батюшка Ипполит читал проповедь, он сказал о наступающем времени Великого Поста, что всем нужно помнить: «Пост, это и глаза, и уши, и рот, а не только пища. Думайте!». А еще говорил, что нужно как можно больше молиться. Пусть двумя словами: «Господи, помилуй!», но молиться. И тогда будем спасены. И мы всю дорогу домой молились и вспоминали, в каком чудесном месте побывали, и как хорошо было бы приехать туда летом. Дай этого, Господи!

По дороге домой, сидящая рядом со мной Людмила, рассказала, как ей недавно помог почивший батюшка Ипполит Рыльский. Когда ей сообщили, что на Украине умер на зоне ее двоюродный брат, она взяла фотографию батюшки и слезно попросила: «Батюшка, помоги, кроме тебя некому!» и поехала. Прошла благополучно таможню, оформила все справки для погребения, купила брату одежду, организовала отпевание и похороны, успев все за один день. Чудо чудесное! Слава Богу за все и батюшке за его молитвы!

Сестра милосердия Язучиева Валентина Семеновна