Местная православная религиозная организация
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Местная православная религиозная организация
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:

Три мамы

Рос я в приюте для сирот. Оставив там, мама обещала, что когда у нее все обустроится с домом и будущим мужем, вернется и заберет обратно. Но этого не случилось, потому что ее супруг не захотел видеть у себя дома чужого отпрыска. Так я и остался сиротой при живой маме.

Первое время я отчаянно верил и ждал ее прихода, но с течением времени, понял, что мама забыла про меня и уже не вернется. Это осознание давалось мне очень трудно, тяжело было свыкнуться с ним, однако, как бы я не хотел, но пришлось принять эту жестокую правду.

Иногда мне снится один и тот же сон: я сижу около ворот приюта на лавочке и словно вижу себя маленького со стороны. Вокруг тишина, а рядом стоит мама и гладит меня по голове, как тогда в последний раз. Именно благодаря этим снам я еще помню образ матери. Но каждый раз, когда я пытаюсь обнять ее, она так быстро уходит от меня со словами: «Я скоро приду к тебе, сынок». И каждый раз просыпаюсь со слезами на глазах от того, что она так и не пришла…

Так прошли годы… В восемнадцать лет, сжигая все мосты за собой, я переехал в Санкт – Петербург, с мечтами о том, что начну жизнь по-новому. Однако, как же я ошибался, без Бога все везде тоже самое. И теперь, когда попал в беду, а потом в тюрьму, все, кого я знал в этом городе, забыли про меня, даже тот человек, который обещал помогать мне, чтобы ни случилось. Господи, поддержи меня!

Лик Богородицы

Однажды в тюрьме мне приснился сон, который запомнил на всю жизнь четко и ясно. В этом сне человек, которого раньше не знал, а это был красивый юноша, настойчиво твердил мне, чтобы я нашел икону Божией Матери, на захламленном чердаке. Как ни странно, но я нашел там икону, но тот чердак и хаос в нем был мне как будто знаком, хотя точно знаю, что там никогда не был. Глядя на лик Богородицы, я заплакал, сам не знаю почему, наверно вспомнил маму, плакал взахлеб, говоря ей все свои обиды. А тот юноша стал гладить меня по голове, словно дитя, утешая меня словами: «Она тебя слышит, не сомневайся». Юноша был очень красив собой, если честно, я даже позавидовал его красоте. Проснулся я от того, что плакал наяву, хорошо, что не разбудил сокамерника.

С новым именем

Хочу сообщить вам великую радость! Я теперь раб Божий. Крестил меня отец Максим именем Давид. Я сам выбрал это имя, так как меня тронула судьба царя Давида, который тоже, как и я рос без отца и матери. Спросите меня почему я, узбек по национальности, родившийся в Самарканде, крестился в православие? Потому что в мусульманстве я ничего для себя утешительного не нашел. Мне эта вера была чужда, хотя и в детдоме и на улице только и слышал об Аллахе. В христианстве все время говорят о любви Божией, а в исламе об аде. Теперь я стал ценить каждое доброе слово, сказанное мне и понимать промысл Господа Бога. Но еще не всегда могу справиться со своими слабостями, поэтому прошу Ваших молитв обо мне, дабы моя вера крепла.

Огонь любви

Когда мне было двенадцать лет, в своей судьбе я встретил женщину, которая, не смотря на то, что была узбечкой и звали ее Гульнарой, была «с головы до ног русская». С тетей Гульнарой я познакомился, когда у нее сломалась водонагревательная колонка. Тогда я учился у мастера по сантехнике, дяди Лени, и этим зарабатывал на пропитание.

И вот, когда мы с дядей Леней чинили ее колонку, она назвала меня, просто так, «сыночек». Сказала просто, проходя, а на меня это произвело такое впечатление, что я заплакал и убежал, стыдясь своих слез. Дядя Леня рассказал ей и ее сыну Фаруху, обо мне и моей сиротской судьбе. Тетя Гульнара долго искала встречи со мной, а я всякий раз убегал. Но, в конце концов, ее сын, мой ровесник, пригласил меня к ним домой, где состоялся разговор по душам.

Тогда я понял, что надпись на шоколадках не врет – «Россия щедрая душа!», с такой щедрой русской душой была тетя Гульнара. Полюбил я ее, как родную, но спустя время ее сын Фарух стал ревновать свою мать ко мне. Мы стали часто ругаться, даже драться и мне пришлось тихо уйти от них. И вот тогда я понял, что в любви к человеку надо вести себя как с огнем: не подходить близко, чтобы не обжечься, но и не удаляться, чтобы не замерзнуть.

Благодаря этим случаям в моей жизни я чувствовал, что Господь всегда был рядом со мной и не оставлял меня ни в радости, ни в печали. Слава, Тебе Господи, Слава Тебе! Не смотря ни на что, я люблю свою родную маму, молюсь за нее и ее новую семью и прошу Вас молиться за нее.

Озод Эрнапасов. П. Харп, Белая Сова.

Продолжение следует…

На злобу дня

Много потеряно в нашей жизни но, увы, дороги назад нет. Жизнь нам подарили, а Бога мы познали здесь. В тюрьме мы научились ценить и слово, и дело. Отщипните нам от своей радости хоть кусочек в виде шоколадки. Заранее благодарим, адрес в сестричестве.