Местная православная религиозная организация
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Местная православная религиозная организация
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:

«БОЖЕ, БОЖЕ МОЙ, ВОНМИ МИ, ВСКУЮ ОСТАВИЛ МЯ ЕСИ…»:ПСАЛМЫ ДАВИДА О СТРАСТЯХ ХРИСТОВЫХ

Мы публикуем научную статью нашей сестры милосердия Ангелины Горбатенко, которая вошла в сборник научных статей, представленных на VII международной научно-практической конференции «Евангелие в контексте современной культуры: молодежь: свобода и ответственность», состоявшейся на социально-теологическом факультете имени митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова) Института общественных наук и массовых коммуникаций 16 мая 2019 г.

«БОЖЕ, БОЖЕ МОЙ, ВОНМИ МИ, ВСКУЮ ОСТАВИЛ МЯ ЕСИ…»:ПСАЛМЫ ДАВИДА О СТРАСТЯХ ХРИСТОВЫХ

Святой царь, пророк и псалмопевец Давид составил удивительную по премудрости и великую по глубине заложенных смыслов книгу – Псалтирь. Это, наверное, самая известная среди православных книга из книг Ветхого Завета и самая широко употребляемая в Церкви. Чтение Псалтири давно вошло в ткань православного богослужения и стало неотъемлемой его частью. Пением 103 псалма начинается всенощное бдение, чтением шестопсалмия начинается утреня, хвалитные псалмы завершают богослужение. Некоторые псалмы составляют первый, третий, шестой и девятый часы. Чтение Псалтири не сходят с уст монахов и Псалтирь полагается читать по усопшим в течение сорока дней. Воистину Псалтирь – универсальная книга. Что за тайны скрывает она в себе?

В первую очередь, псалтирь («псалтирион» по-гречески) – это музыкальный инструмент, наподобие гуслей, который звучал при исполнении псалмов, песен прославляющих Бога. Этот музыкальный инструмент использовал пастух Давид, когда его пригласили к царю Саулу, чтобы исполнением божественных песней, отгонять злого духа от израильского помазанника: «И пришел Давид к Саулу и служил пред ним…и когда дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл, – и отраднее и лучше становилось Саулу, и злой дух отступал от него» (1 Царств 16, 22).

Давид, будучи пастухом, наверное, не помышлял о том, чтобы быть царем Израиля и тем более сподобиться чести войти в родословную Христа. Но однажды пророк Самуил, по слову Господа, пришел в дом Иессея искать достойного мужа для управления народом, полагая, что среди старших сыновей Господь укажет на помазанника Своего, но Господь судил иначе и, видя сомнения пророка, изрек: «Я смотрю не так, как смотрит человек, ибо человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце» (1 Царств 16:7).

Дело в том, что Давид, будущий царь израильский, был пастухом и внешне не выглядел так мужественно, как другие сыны Иессея, а напротив, «был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом». Но Господь повелел Самуилу: «встань помажь его, ибо это он», и с того момента благодать почивала на смиренном пастухе Давиде («…почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после» 1 Царств 16:12,13).

Святые отцы объясняют избрание Давида для его царствования и служения Богу тем, что он был более других из своего народа достоин для последующего воплощения Господа. По своим внутренним качествам – мудрости, мужеству, искренней вере и преданности истинному Богу, которые во всей полноте воплотились в его псалмах, Давид был подобен праотцам Аврааму, Исааку и Иакову, которые ходили перед Господом и слушались Его. Пророческая миссия Давида состояла в верности Богу и служению Ему – поэтому Давид становится первым певцом покаяния в Ветхом Завете. Давиду очевиднее других пророков удалось раскрыть смысл пришествия в мир Спасителя, раскрыть тайну богочеловеческой природы Христа.

Стихи Давида более всего изобилуют символами, указывающими на Второе Лицо Святой Троицы, можно сказать, что Давид не только верит в обетования о Христе, а знает и предвидит исполнение этих пророчеств, поэтому порой, по вдохновению Святого Духа, молится от лица Христа.
Главная составляющая псалтири, это – мессианские пророчества, раскрывающие не исторический, а таинственный смысл боговоплощения.

Стихи двадцать первого псалма нагляднее всего изображают евангельскую Голгофу, так, словно царь Давид сам стоит рядом с Крестом и участвует в голгофских событиях: «Боже, Боже мой, вонми мне, вскую оставил мя еси…» [4, с. 77], то есть «Боже, Боже Мой, услыши Меня, для чего Ты оставил Меня». Что имел в виду пророк Давид здесь, говоря от первого лица, мы понимаем, когда читаем Страстные Евангелия, где Христос, распятый на кресте, взывает к Богу Отцу: «Боже Мой, Боже мой, зачем Ты Меня оставил?», ведь те, ради кого Я пришел, сегодня распинают Меня, никого из учеников нет со Мной, они разбежались от страха, и Ты Бог Мой, словно покинул Меня, ибо я по-человечески мучаюсь от ран и изнемогаю от боли. Ведь страдание Богочеловека на Кресте есть что-то немыслимое для сознания богобоязненных иудеев и образованных еллинов. Поэтому апостол Павел пишет, что Крест для иудеев соблазн, а для еллинов безумие, но для нас, призванных, Крест есть сила и премудрость Божии. Великое дело – иметь Крест, пишет современный проповедник архимандрит Андрей (Конанос), потому что, неся свой крест, мы идем на Голгофу за Христом.

Также, эти слова «Боже, Боже мой, вонми Мне, вскую оставил мя еси…» переносят нас на службы Святой Четыредесятицы, где мы чаще всего слышим стихи Псалтири, чаще всего слышим Евангелие, чаще всего, поэтому размышляем о Страстях Христовых. Стихи двадцать первого псалма имеют большое значение в чине Пассии1, когда на середину храма ставят Распятие и священнослужители читают акафист Страстям Христовым с покаянными словами благоразумного разбойника «Иисусе, Сыне Божий, помяни мя, егда приидеши во Царствии Твоем». Тогда же особым гласом распевают великий прокимен, то есть стих из Псалтири – «разделиша ризы Моя себе и об одежде Моей меташа жребий», те же слова мы читаем в Евангелии: «воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон…» (Ин. 19:23).

Святые отцы так объясняют стихи псалма. «Боже, Боже мой, вонми Ми, для чего Ты оставил Меня?» – эти слова произносит Спаситель от лица человечества, и чтобы положить конец клятве («проклята земля за дела твои» 2 ) и обратить Отчее лицо к нам. Сын просит Отца призреть, к Себе приложив нашу нужду, потому что мы были отвержены и оставлены за преступление Адама, ныне же восприяты и спасены (Бытие 3:17). Далее мы читаем: «далек я от спасения моего за вины грехопадений моих» (Пс. 21:2). Здесь мы видим, что Сам Христос, взывает к Отцу, словно один из нас,
грешных и оставленных, о том, чтобы Он избавил нас, ради Его жертвы, от грехопадения, которому мы были причастны.

«Боже мой, я вопию днем и Ты не внемлишь мне, ночью – и нет мне успокоения» (Пс. 21:3) – продолжает молиться Давид, показывая нам, что не напрасно творит молитву днем и ночью, как и Сам Господь молился с учениками на Тайной Вечери, в Гефсиманской саду, во время бичевания и на Голгофе во время крестных мук.

Минуты богооставленности остаются позади и Давид от лица Христа в своих стихах изображает избавление от душевной муки – «Ты же, Святой Израиля, в небесном святилище живешь (то есть истинно существуешь), на Тебя уповали отцы наши, уповали, и избавил их» – Ты или Тот, Кого восхваляет Израиль, или Тот, Кто Сам в Себе – хвала, есть упование и вера Израиля и упование не напрасное – Ты Господь Славный, на которого «уповали отцы наши»: уповали – и Ты избавлял их, взывали к Тебе – и были спасаемы, уповали – и Ты не постыдил их.

Далее в псалме мы читаем то, что пророчески изрек Давид о Христе – «Я же, в настоящем моем положении, есть червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (Пс. 21:7). У Евфимия (Зигабена) есть такое объяснение. Слова «Я же, в настоящем моем положении, есть червь, а не человек…» произносит смиряющийся и уничиженный Господь [5, с.177], Который приняв человеческую плоть, умалился и стал во всем подобен нам, кроме греха. В дополнение к этому, можно также вспомнить, что Давид называет Христа Червем «по причине безсеменного рождения, подобно тому, как червь рождается в земле без семени после дождя» [5, с.178], так и Христос родился безсеменно от Девы после наития Святого Духа. В богословии умаление или истощание Бога называют «кенозисом», имея в виду то, Бог Сын принял все наши человеческие немощи – родился и был повит пеленами, питался от груди Пречистой Матери, также нуждался в пище, питии и в отдыхе, и там, на Кресте Господь по-человечески испытал глубокую сердечную муку богооставленности. Псалом сообщает дальше о событиях на Голгофе – «Вся видящии меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивают головою: он уповал на Господа, пусть избавит Его, пусть спасет Его, если он угоден Ему» (Пс. 21:9). Если вспомнить евангельские
события во время крестных мук, то мы увидим, что недалеко от креста стоял народ и злословил Его, также и фарисеи, и старейшины израильские насмехался над Ним, говоря: «других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него…» (Мф. 27:42).

Стихи Давида продолжаются и мы читаем: «Но ты извел меня из чрева: вложил в меня упование у груди матери моей, на Тебя оставлен я от утробы, от чрева матери моей Ты – Бог мой» (Пс. 21:11). Псалмопевец говорит так, потому что Христос воплотился и рожден по благоволению Своего Безначального Отца. Здесь также можно увидеть указание на таинственное рождение Христа от Девы, ведь если по Божеству Христос – Единородный Сын Безначального Отца, то по человечеству Он – рожден от Матери, не имея Отца, рожден предивным образом, не повредивши девства Пречистой Матери.

О злобе и зависти предавших Христа иудеев также пророчествует Давид – «Множество тельцов обступили меня, юнцы тучнии окружили меня: раскрыли на меня пасть свою, как лев алчущий добычи и рыкающий» (Пс. 21:14). Первосвященники и фарисеи, как звери, открыли пасть свою и криками требовали смерти для Иисуса у Пилата: «возьми, возьми распни Его». Начальники иудейские упивались славой и почестями в народе, поэтому пророк Давид называет их «юнцами тучными», а по злобе и алчности подобны диким зверям, которые не прекращали и во время крестных страданий издеваться над Господом: «аще Сын еси Божий, спасися Сам» (Мф. 27:40).

Скорбь и телесная мука Христа переданы пророком Давидом весьма реалистично, будто он писал о себе – «Я пролился как вода, и рассыпались все кости моя: сердце мое сделалось как воск, растаяло посреди внутренности моей. Сила моя иссохла как черепок, и язык мой прильпнул к гортани моей, в прах смерти Ты свел меня» (Пс. 21:15), но его слова имеют в виду евангельские события. Костями Христос называет своих учеников, которые в страхе разбежались, тело же Господа, будучи пригвождено ко кресту, кровоточило от ран, мучилось жаждой, чувствовало приближение смерти.

В скором времени Ему, как человеку, предстоит умереть и сойти во ад.
Псалмопевец Давид не оставляет вниманием все подробности крестной смерти Господа, которые со всей очевидностью сбылись к день крестной смерти Христа – «Ибо окружили меня псы многие, скопище лукавых окружили Меня, пронзили руки мои и ноги мои, так, что можно исчесть все кости мои: они же смотрят и делают себе зрелище. Делят одежду мою между собою, об одежде моей бросают жребий. Ты же, Господи, на удаляйся от меня, на заступление мое вонми; Избави от оружия душу мою, и из псов единородную мою. Спаси мя от уст львов, и от рог единорогов, услышав, избавь меня» (Пс. 21:17-21). Оружием здесь названы римские воины, которые были вооружены, так же и псами за нечистоту и бесстыдства, львами иудеев за жестокость и алчность. Так как Христос, один из всех людей был безгрешен и чист, то называет Свою душу «единородной» и обращается с молитвой к Отцу об избавлении Его души от диавола, которого и стоит именовать и львом, псом и единорогом, ибо он умервщляет [2, с.60].

То, что прорек Давид, произошло – во дворе первосвященника, на суде у Пилата и на Голгофе, когда Господь, как совершенная жертва заклался за грехи мира, претерпев бесчестие и человеческую боль, показывая тем самым, что Он, приняв на Себя человеческую плоть, послушен был воле Отца, послушен во всем, даже до смерти крестной (Флп, 2:6).

Но совсем скоро должны остаться позади страдания и крестная мука, должны остаться позади смерть и грех. Поэтому в стихах псалма звучит надежда и ожидание чего-то великого – «буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя. Боящиеся Господа, восхвалите Его, все семя Иакова, прославите Его, да благоговеет перед Ним все семя Израилево. Ибо Он презрел и не пренебрег молитвы страждущего, и отвратил лица Своего от него, но услышал его, когда тот воззвал к Нему. О Тебе хвала моя, в церкви великой прославлю Тебя: обеты мои воздам перед боящимися Его». Молитвы Христа были услышаны, и Отец прославил Его и Сын привлек к Нему через распространение Евангелия во все концы земли многих, жаждавших и алчущих правды мужей и жен. И теперь Богу воздают хвалу все «боящиеся Его» (язычники; [2, с.81]), то есть и язычники и иудеи. Ныне же Бога непрестанно прославляют в великой церкви – Церкви христианской. «Да едят убогии (то есть язычники) и насытятся, и восхвалят Господа ищущие Его и живы будут сердца ваши во век века. Опомнятся и обратятся ко Господу все концы земли, и поклонятся пред Ним вся все племена языческие» (Пс.21:27) – царь Давид 3 Богородичен, догматик 3 гласа: «Како не дивимся богомужному твоему рождеству Пречестная, искушения бо мужеского не приемши Всенепорочная, родила бо еси без Отца Сына плотию, прежде век от Отца рожденного без Матери…» предсказывает насыщение язычников Словом проповеди Христовой, предсказывает всеобщее поклонение Господу народов. Насыщение также есть символ таин Тела и Крови Христовых, Святой Евхаристии, так как Господь сказал Сам: «Я хлеб живый, сшедший с небес, ядущий хлеб сей будет жить во век; хлеб же который Я дам есть Плоть Моя, которую Я отдам за грехи мира» [7, с.76].

Потом вполне исполнятся и обетования, связанные с покорением Богу всех царств и народов – после Пятидесятницы и обращения апостолами иудейского и языческого мира ко Христу [2, с.62]: «Яко Господне есть Царствие и Он обладает народами.

Будут есть и поклоняться все тучнии земли: пред Ним будут поклонятсявсе смертные и душа моя для Него живет. И потомствомое служить Ему, засвидетельствует свою верность Господу. И будут возвещать правду Его будущим поколениям, которое родится, что сотворил Господь» (Пс.21:29). Богодухновенные слова пророка Давида сбылись, как и все другие пророчества, данные Богом Израилю, но не так как видели это старейшины и учители израильские – произошло нечто большее, чем восстановление независимости иудейского царства, нечто большее, чем умножение потомства Авраама. Произошло обращение к Богу всего мира – греков, римлян, египтян, варваров и других народов, потомство Давида – это собранные воедино и верные дети Христовы – Его Святая Соборная Апостольская Церковь.

Хотя слова псалма говорят нам о страданиях Сына Божия, но в них нет безнадежной скорби, а напротив, звучат предсказания грядущих великих благ, немыслимых для Ветхого Завета – обновления, восстановления и воскресения, того, что сбывалось именно в те страшные минуты, когда проливалась бесценная кровь Господня и начиналась история спасения. В ближайшее минуты содрогнется преисподняя и наступит ликование победы – «смерть, где твое жало?! Ад, где твоя победа?!» (1 Кор.15:28).

Христос на Голгофе снова подарил нам Вечность, которую мы никак не можем помыслить, потому что Вечность и Воскресение – понятия не земные, а все земное смертно. Но Воскресение это не выдумка или фантазия, а реальность, которой живет Церковь, именно там мы каждодневно можем прикасаться к Вечности и ощущать реальность спасительных Страстей Христовых и славного Его Воскресения, ради которых мы приносим свою малую жертву Великим Постом.

Сестра милосердия
Ангелина Геннадьевна Горбатенко
курсы подготовки церковных специалистов
Белгородской Духовной семинарии (с м/н)
(Россия, Белгород)