Местная православная религиозная организация
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Местная православная религиозная организация
Московский Патриархат Белгородская и Старооскольская Епархия
Если у Вас нет возможности посетить храм, Вы можете:

Хранительница лампады милосердия

В сентябре этого года своё восьмидесятилетие отмечала старшая сестра Марфо-Мариинского сестричества милосердия Александра Михайловна Перькова. За многолетние труды во благо Святого Белогорья митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн наградил Александру Михайловну медалью Русской Православной Церкви святителя Иоасафа, епископа Белгородского I степени.

Родилась Александра Михайловна в г. Борисоглебск Воронежской области 11 сентября 1937 года в православной семье рабочей интеллигенции. Мама Гаврилова Евгения Ива-новна работала диспетчером на узловой станции Поворино Юго-Восточной железной дороги, папа Гаврилов Михаил Галактионович – начальником жестяно-баночного цеха.

Всё детство Александра Михайловна провела под опекой бабушки Раисы Прохоровны – человека верующего, грамотного, строгого, консервативных взглядов. Время было такое, что вероисповедание необходимо было скрывать, но семья продолжала жить теми традициями, какими жили поколения в дореволюционной России: совершали ежедневно утреннее и вечернее молитвенное правило, читали акафисты, каждую неделю посещали храм, причащались Святых Христовых Тайн, держали посты, вечерами после ужина всей семьей читали Библию. По семейной традиции в Пасхальную ночь, когда служится праздничная Божественная литургия, взрослые уходили в храм, а дети молились дома у иконостаса. В доме всегда были иконы, и их никто не прятал. Бабушка говорила: «Как Господь даст, так и будет».

В раннем возрасте Александра Михайловна увидела и пережила весь ужас войны.

Изготовление снарядов и военных припасов было одним из приоритетных направлений в промышленности в эти годы. Поэтому руководство отправило Михаила Галактионовича как специалиста высокого уровня на Урал. А Евгению Ивановну в звании старшего лейтенанта – на восстановление движения составов на фронт. Вместе с мамой поехала и маленькая Александра. Она помнит это страшное время пути в товарном вагоне, беспрестанные бомбёжки. Лето. Жара. Трупный яд и невыносимый запах. Только закончился бой. Ещё горела земля. Мама закрывала её своим телом. В пути не раз жизнь маленькой Александры подвергалась опасности. Приехав на место, поселились в одном сельском доме. И в первую же ночь сюда пожаловали бандиты (в это время там орудовало много различных банд). Хозяйка дома спрятала гостей на печи, закрыла тряпками, соломой и тем спасла им жизнь.

В послевоенные годы вымирали целые семьи, и, чтобы выжить, как-то заработать на хлеб, объединялось несколько семей. Каждый делал то, что умел, по требованию того времени. Михаил Галактионович продолжал работать на заводе, Евгения Ивановна работала в отделении железной дороги и шила одежду, юная Александра меняла на продукты цветы, которые сама делала из бумаги, от чего руки её постоянно были в фиолетовой с трудом отмывающейся краске. С ними жили ещё две семьи с детьми. Еду готовили по очереди из продуктов, какие удавалось достать. И разговоров не было, кто принёс больше или меньше. Всё было общее. Евгения Ивановна, если ей каким-то образом доставался отрез ткани, шила на всех одинаковые юбки и кофты. Михаил Галактионович учил дочь: «Живи так, чтобы твои двери всегда были открыты».

В Белгороде семья оказалась в 1952 году. Михаила Галактионовича отправили по распределению на один из крупных белгородских заводов для установления новых линий. После школы Александра поступила в Харьковский политехнический институт и благополучно окончила его. Сорок лет она проработала в институте «Центрогипроруда». В подчинении было одиннадцать человек. Беззаветно любила свою работу, но душе как будто чего-то не хватало. И однажды обстоятельства сложились так, что работу пришлось оставить, да и возраст уже был пенсионный.

– Ноги как будто сами понесли меня в Покровский храм, – вспоминает Александра Михайловна. – Там шли восстановительные работы, стояли леса, везде пыль… Но мне так всё здесь понравилось, всё было по душе. Простояла на коленях всю вечернюю службу, молилась и плакала от счастья, что нашла своё место.

Стали с сыном ходить в храм, помогать по мере сил. Организовалась целая рабочая группа из прихожанок, стали постоянными помощницами у настоятеля храма отца Сергия Клюйко. Однажды в проповеди батюшка говорил о том, что «вера без дел мертва».

– Проповедь затронула наши сердца. После службы я подошла к отцу Сергию с идеей о создании какой-нибудь общины, которая бы занималась социальным служением. Отец Сергий благословил – у него эта идея созрела давно – и объявил об этом прихожанам. Сразу собралось 68 человек, из которых потом осталось тринадцать. С каждым я провела беседу, распределили с батюшкой обязанности.

А на приходе, как оказалось, сёстры милосердия уже были. Екатерина Ивановна Стасюк и Павлина Кирилловна Маркашова. Они хоть так и не назывались, но уже в течение шести лет безвозмездно ухаживали за больными да ещё свои крошечные пенсии отвозили в богадельни.

– Привели они меня к больному. Он ползает. Руки у него вывернуты, ноги тоже. А они всего его целуют и приговаривают: «Игорёчек, ты наш!» Неужели, думаю, и я так смогу! Нет, наверное, не смогу… А жила я рядом. И стала к нему ходить, готовить еду, убирать в квартире, муж и сын помогали купать…

Постепенно деятельность сестричества милосердия расширялась. Сёстры начали ходить в областную детскую, а потом и в областную клиническую больницу, в ожоговое отделение. Со временем сестричество взяло кураторство почти над всеми отделениями. Александра Михайловна и опытные сёстры учили новеньких. Но больше всего ей нравилось ухаживать за больными на дому. Кроме Игоря, она взяла под свою опеку ещё одного больного по имени Иван с переломом позвоночника, с удалённой почкой и хроническим пиелонефритом. И ухаживала за ним девять лет, до самой его кончины. Были среди её подопечных очень тяжёлые больные, нуждающиеся в постоянных перевязках и другой профессиональной медицинской помощи. А специального медицинского образования у Александры Михайловны не было. Первой её наставницей была сестра милосердия Валентина Михайловна Винькова, которая в своё время, будучи женой военнослужащего, работала в госпитале. Вместе они ходили к Ивану, и на практике она показывала, как об-рабатывать раны, делать перевязки. Потом все сёстры окончили курсы по уходу за больными при медицинском училище. В трудных ситуациях обращалась к заведующей хирургическим отделением первой городской больницы Анне Григорьевне, и она никогда не отказывала в помощи. И особенно Александра Михайловна благодарна человеку высокой культуры и необыкновенной доброты заведующему ожоговым отделением областной клинической больницы Сергею Николаевичу Ледовскому за его консультации и поддержку, он же помог ей выходить очень тяжёлых больных.

За духовным советом и помощью Александра Михайловна – и с нею все сёстры – стремилась к отцу Сергию Клюйко – духовнику сестричества и тогда ещё настоятелю храма Покрова Пресвятой Богородицы. Святое Таинство Причащения соединяло сестёр, причащающихся из единой Чаши, в одно Тело Христово, в одну семью.

Многое этой большой и дружной семьёй было пережито. Некоторые сёстры уже ушли в мир иной, но до последнего дня, даже перенеся тяжелые заболевания и операции, не оставляли своих подопечных. Всех Александра Михайловна вспоминает с любовью и благодарностью. Тех, кто начинал с основания, осталось совсем немного, приходят молодые кадры. Сейчас Александра Михайловна ведёт работу организации по тринадцати направлениям.

Одна заветная мечта есть у Александры Михайловны: пока она жива и живы те, кто начинал это большое дело, – сохранить и приумножить бесценный опыт служения ближ-нему, подготовить достойную смену.

На мой вопрос: что нужно, чтобы стать сестрой милосердия, Александра Михайловна ответила: «Только Ваше желание».

 

 

 

Optimized with PageSpeed Ninja